РЕПОРТАЖ
UMBRA ET IMAGO
ROCK HOUSE
16 ДЕКАБРЯ 2017

Семь лет прошло с момента предыдущего визита легендs немецкой готики Umbra Et Imago в Россию. Тогда они выпускали свой “Opus Magnum” и планировали распасться. Но хватило их ненадолго: всего пять лет спустя харизматичный певец группы Моцарт и штатная стриптизерша и бэк-вокалистка Мадлен Ле Рой возродили команду и выпустили с тех пор уже два студийных альбома. С презентацией последнего из них – “Die Unsterblicher – Das zweite Buch”- они приехали в Москву в уютный клуб Рок-Хаус.

Я вошел в клуб, когда вовсю играли московские дэт-рокеры Maestro Nosferatu. Их я видел уже в третий раз, и могу сказать, что они весьма и весьма неплохи. Играют они динамичную гитарную готику с хитовыми песнями, несколько напоминающими творчество Sanguis Et Cinis. Певец-классический готовампир, блондинистый растрепанный басист, по-панковски отрывающийся, гитарист-ботаник в пиджаке и второй гитарист, лысый и любящий наворачивать круги по сцене, пытались в сопровождении драм-машины раскачать ту немногочисленную публику, которая пришла послушать апологетов немецкой готики. И публика им отвечала взаимностью. Особенно бурная радость проявилась, когда на сцену для подтанцовки вышли две «монашки». Прекрасный разогрев для главного блюда вечера!

Но народ, пусть его было и не так много, как хотелось бы, пришел все-таки на Umbra et Imago, и после небольшой паузы на сцену под музыкальное сопровождение вышло ангельское существо в белом платье и с огромными веерами. Это и была та самая Мадлен ле Рой. Сам Моцарт вышел в блестящей куртке и в модном берете. Начали они с песен с нового альбома и раскидали их по сет-листу довольно неплохо, чтобы публика не совсем заскучала, потому что новые песни были… ну, не лучше старых. Хотя на концерте слушались отлично, особенно «The Animal’s Blues», которая была посвящена «to all the sobakas in the world». Перед ее исполнением Моцарт рассказал, что он не увидел на улицах Москвы бродячих собак, и что у него самого дома две собаки.

В промежутках между песнями Моцарт активно общался с народом на ломаном русском, учил русский мат: «Как будет по-русски «хорошо»?» «Заебись!» — отвечала ему публика. Он попытался пару раз повторить, плюнул на это дело, и вместо него скандировали зрители. Также в промежутках Моцарт поил публику, а затем группу, водой из бутылок и прицельно кидался в конец зала этими самыми бутылками.

Мадлен исполняла не все песни, а только некоторые, и каждый раз выходила в новом наряде: например, для исполнения «Viva Vulva» она вышла с серебристыми крыльями с символом Umbra et Imago, а в «Lieber Gott» подпевала в застегнутом наглухо черном полупрозрачном платье. Кстати, эту самую, пожалуй, ожидаемую мной вещь целиком спел Моцарт без помощи кого-либо из группы. Раньше-то на концертах ее пел второй лидер – гитарист Лютц, но сейчас его в группе нет.

В какой-то момент Моцарт взял у кого-то из толпы пиво и вылил его в рот, большую часть, правда, мимо, облив весь костюм, обтерся полотенцем и надел это полотенце себе на голову, став похожим на russian babushka. В таком виде он рассказал историю о создании самой первой песни Umbra Et Imago в 1991-м году – «Last Dream». Они с тогдашним клавишником сидели и курили марихуану, он отправился домой, но скоро вернулся, так как пропустил последний поезд, и они сидели всю ночь и написали эту самую песню. Тогда еще без гитар, потому что у них не было на них денег. И через 20 лет группа решила дополнить текст и ее переписать ее уже с гитарами, в таком виде она и прозвучала на концерте – «The Final Last Dream».

Всё это, конечно, было хорошо, но я, как и все пришедшие на этот концерт нормально ориентированные мужчины, ждал чего-то специального, что характерно только для выступлений Umbra Et Imago, а именно – эротического садо-мазо-шоу, а ничего этого пока не предвещало…

Наконец, уже в последней трети сета, для исполнения песни «Kleine Schwester» на сцену вышла Мадлен с оголенной грудью и вывела вместе с собой такую же полуодетую девицу. Из публики сразу же взвился лес рук с включенными в режиме камеры мобильниками. Мадлен повернула девицу задом к публике, сперва похлопала нежно плеточкой, для большего удовольствия время от времени целуя ее, а потом воткнула в две половинки попы бенгальские свечи и зажгла их. Это, конечно, лучше смотреть на фотографиях или видео, нежели описывать. А в песне «Alles schwarz» в то время как Мадлен проделывала всё это, Моцарт аккуратно опустился на руки толпе и проплыл по залу, чтобы вскорости вернуться обратно и допеть песню.

На бис Моцарт вышел в регги-шапочке и сигаретой в зубах, и группа исполнила кавер на песню Боба Марли «Is This Love». Совершенно неожиданно было его услышать. Но куда ж они без «Амадеуса»? И, поэтому, уйдя за кулисы, музыканты совсем скоро вернулись обратно и спели вместе с публикой этот знаменитый кавер Фалько, а Моцарт исполнил соло языком в промежности Мадлен.

Отличная группа и отличный концерт! Еще раз приедут – снова пойду!

 

Сет-лист:

  1. Intro
  2. Marchenlied
  3. Demokratur
  4. Lieber Gott
  5. Requiem der Nephilim
  6. The Animal’s Blues
  7. Machina Mundi
  8. Viva Vulva
  9. Get Off
  10. The Final Last Dream
  11. Kleine Schwester
  12. Rubicon
  13. Alles Schwarz

Encore:

  1. Is This Love (Bob Marley cover)

Encore 2:

  1. Amadeus (Falco cover)

 

Репортаж: Виталий Куликов

 

Выражаем благодарность Анастасии Давыдовой за предоставленную аккредитацию.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *