РЕПОРТАЖ
ФЕСТИВАЛЬ «ЧАСТИ СВЕТА»
ЮСУПОВСКИЙ САД
8 СЕНТЯБРЯ 2018

День чудес в Юсуповском саду.

В понимании большинства людей (и моем тоже), чудо есть нечто необъяснимое с точки зрения общепринятых правил и текущего положения вещей. И главное — то, что ты видел чудо, ты начинаешь понимать много позже того момента, как оно предстало пред тобой.

Спустя время ты пытаешься анализировать — а что же ты видел, слышал, чувствовал — и не можешь понять и объяснить. Раздражаешься этому факту, но ровно до момента, пока не осознаешь — перед тобой случилось чудо. И в этот момент все становится на свои места и ты тихо радуешься внутри себя тому, что ты стал участником этого, ибо чудо как и свет — оно есть не только потому, что оно есть, а потому что его кто-нибудь увидел. Чуда от фестиваля я не ждал, но чудо, или даже не так — чудеса (их ведь было несколько) ждали меня, но обо всем по порядку.

Ощущение того, что ты находишься не в центре города, а на хипповском фесте a’la Woodstock, не покидало меня до конца фестиваля. Этому не помешало ни осознание того факта, что ты находишься не где-нибудь, а в Юсуповском саду, в двух минутах ходьбы от всего, ни стены домов, окружившие сад подобно зубцам стен средневекового замка, ни отсутствие многотысячной толпы (хотя народу было немало, а к выступлению хэдлайнеров у основной сцены яблоку негде было упасть).

И главное — совершенно умиротворяющая атмосфера всеобщего единства и спокойствия. К этому располагала и отличная погода, так и не рискнувшая испортиться до конца концерта, и расслабленно-праздничное настроение зрителей, многие из которых пришли парами и даже семьями в несколько поколений, и даже огромный пацифик под потолком главной сцены, особенно ярко заигравший голубыми красками, когда опустилась ночь.

Пару благодарственных слов скажу и насчет организации мероприятия. Всё сделано было вполне грамотно и продуманно. Основную массу торговых палаток (посмотреть было на что, я уже дома вспомнил, что собирался приобрести варган, но запамятовал) поставили при входе, там где они и не мешали никому и никого не раздражали.

Прямо напротив входа расположился, словно придорожный камень, указатель, ставший одним из первых и самых востребованных объектов для самофотографирования.

Большую и малую (как в театре) сцены поставили по разным берегам пруда, так что они звуком не перекрывали друг друга. Обыкновенно организаторы фестивалей грешат близким расположением — слушать такое неприятно.

А вот траве в саду не повезло — люди разместились прямо на лужайках, стояли-сидели-лежали в самых разных позах и асанах. Главное — места хватило всем!

Лишь одно немного расстроило –  не удалось выпить кофе. К стойке кофейни известной марки очередь совсем не двигалась, а передвижные кофе-велорикши начали разъезжать лишь после выступления Мельницы, когда уже перегорело. Но это мелочи, тем более, что многие (как я заметил позже) приносили с собой и еду, и напитки, и выпивку – возможно стоило сделать так же.

Субботний Петербург был явно расположен к фестивалю. Теплый, почти летний день сперва сменился теплым же, но осенним вечером, небольшие облака, едва появившись, к закату разошлись, оставив небо чистым. За полчаса до начала выступления Аквариум International в воздухе отчетливо запахло дождем. Со стороны заячьего острова начала двигаться проступившая в закатном небе туча, определено грозовая, уже со яркими сполохами, но без громовых раскатов. Позже эти раскаты утонут в выступлении и станут заметными с началом дождя.

На большую часть мастер-классов попасть не удалось, что-то закончилось до нашего прихода, что-то проводилось прямо во время выступления, лишь краем уха удалось послушать колесную лиру — очень своеобразный инструмент, почему-то всплывший в моей памяти в ассоциации с малороссийскими слепыми кобзарями.

К моему огромному сожалению, на выступление финского гостя я не успел. Последние аккорды его выступления понеслись до меня, когда мы проходили рамку металлоискателя на входе.

На правах арт-директора и конферансье Борис Борисович, сверкая бежевым редингтоном (как и в случае с Сергеем Николаевичем Чиграковым, у меня не поворачивается язык называть его БГ, скорее уж ББГ) лично приглашал всех новых исполнителей, настоятельно рекомендовал не забывать про малую сцену на том берегу и даже отметился дуэтом с Хелависой во время выступления Мельницы.

Само же выступление Мельницы для меня было несколько необычным –  группа исполняла в основном свежие песни, что вполне объяснимо — необходимо двигаться вперед. Лишь ближе к концу прозвучал «Господин горных дорог» — один из древних хитов, чему я был весьма рад.

Не могу не упомянуть и о британском (с нигерийскими корнями) афро-фанк коллективе Ibibio Sound Machine, под чье зажигательное выступление, граничащее с ритуальными африканскими песнопениями, постепенно втягиваясь, заплясала вся полянка.

Собственно про выступление ББГ в частности, и Аквариум International вообще, говорить что-либо бесполезно — необходимо присутствовать, чтобы почувствовать ЭТО. В какой-то момент во время звучания песни «Соль» (довольно свежей, между прочим) я самопроизвольно прикрыл глаза (я даже не заметил этого момента, посчитал, что это должно случиться) и произошло нечто удивительное.

Музыка укутала и окружила меня, я стоял посреди толпы в центре одного из самых крупных городов мира — и я был совершено один. Я не ощущал вокруг ничего и никого, только ритм, только музыку.

Для контраста я пару раз приоткрыл глаза — нет, я все там же, в Юсуповском, и розовый куст по-прежнему слегка впивается мне в ногу шипами. Но стоило вновь прикрыть глаза — и я вновь один. И хотя продолжалось это не более минуты, минута эта по степени восприятия для меня перекрыла ощущения от выступления всех музыкантов и групп на фестивале.

Апофеозом выступления стал Вавилон/Аристократ в исполнении всех участников фестиваля, которых Борис Борисович пригласил на сцену — именно из-за этого Аквариум превратился в Аквариум International.

Найдет ли кто-нибудь в написанном мною выше признаки чудес — личное дело каждого, могу сказать лишь от своего имени — я нашел!

З.Ы. Отдельное спасибо хочется сказать организаторам и выступающим за то, что они не стали использовать сцену в качестве агитационного рупора — я откровенно боялся, что всю магию этого дня перечеркнут одной лишь фразой или заявлением. К счастью, этого не произошло.

 

Репортаж: Thurman Murman

Фотограф: Воробьева Екатерина

 

Выражаем благодарность за предоставленные аккредитации Кате Маханьковой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *